Бузова и Орейро снялись на фоне храмов

Бузова и Орейро Звезды Шоу Бизнеса

Что угрожает артисткам, накажут ли светских див за оскорбительное высказывание эмоций верующих.

Тюремный срок за фривольную фотосессию в условиях собора — подобные истории начали крепко заходить в практику российских процессуальных органов и судов. Прямо за вердиктом блогеру Руслану Бобиеву и его подруге за вызывающее фото у собора Василия Блаженного появилось новое преследование в отношении веб-модели, позировавших в стрингах напротив Исаакиевского собора.

Нецеломудренные снимки следствие воспринимает как «оскорбительное высказывание эмоций верующих» (публикация 148 часть 1 УК Россия). Если так далее пойдет, то обвиняемыми могут стать и знаменитости Ольга Бузова и Наталья Орейро, которая практически на днях получила гражданство Российской Федерации. Известной личности ухитрились наделать фото в неглиже в условиях соборов, когда это и преступлением-то еще не числилось

Бузова

Накажут ли светских див за оскорбительное высказывание эмоций верующих.

Можно ли сесть в тюрьму за то, что прошел мимо храма «не с тем лицом», необходим ли для оскорбительные высказывания эмоций верующих сам оскорбленный и должен ли он обосновывать глубину и крепкость собственной веры, «МК» сообщил юрист, претендент правовых наук Юрий Ершов.

— За недавний период органы охраны правопорядка стали интенсивно возбуждать дела по статье об оскорбительном высказывании эмоций верующих. Как это случается? В правоохранительные органы приходит человек и сообщает, что его чья-то фото в Сети обидела?

— Почаще всего работники органов охраны правопорядка сами отсматривают сетевой контент и если видят что-то, что подступает под оскорбительное высказывание эмоций верующих, могут начать официальное уголовное расследование. В принципе и хоть какой человек, который что-то подобное увидел в Вебе, может говорить в правоохранительные органы.

— Другими словами для обвинения по 148-й статье УК даже не необходим жив пострадавший? Какое же это тогда оскорбительное высказывание, если обиженного нет?

— В действительности на практике «оскорбленный» почаще всего располагается. Даже если во время открытия уголовного производства никакого обращения от гражданина не было, нет трудности, чтоб позже его кто-то написал.

— Представим, я прихожу в правоохранительные органы и говорю: «вот фото из социальные сети, оно меня обижает». Чем я буду это обосновывать? Может, в действительности мне в принципе все равно, что на данном снимке изображено.

— Это вправду недоказуемо. Нереально точно зафиксировать, что чувства человека задеты и оскорблены. Это ведь личное состояние, оно непроверяемо. Это не температура окружающей среды, не цены на хлеб либо состояние экономики. Нереально это состояние зафиксировать.

— По подобным делам назначают какие-нибудь экспертные исследования?

— В таковых делах экспертиза в принципе подменяет все другие подтверждения. Почаще всего назначаются психические экспертные исследования. Фактически, методики, по которым они ведутся, у профессионалов вызывают огромные вопросы. Далековато не постоянно им можно довериться, не постоянно они основаны на науке.

Обычно психологи употребляют анализа на некоторых фокус-группах, чтоб обосновать факт оскорбительные высказывания эмоций верующих. При всем этом степень оскорбленности никакого значения не имеет. В 148-й статье речь идет о цели оскорбительные высказывания. Другими словами основное, чтоб вы своими действиями преследовали конкретно цель кого-либо обидеть. Если в конечном итоге никого не обидели, следовательно, у вас просто не вышло.

— Заявитель должен как-то обосновывать, что он реально верующий? Может, он и в храма никогда в жизни не был.

— Нет, не должен.

— Если дословно читать первую часть 148-й статьи УК, то преступлением числятся «общественные деяния, которые выражают очевидное пренебрежение к общественности и совершенные с целью оскорбительные высказывания религиозных эмоций верующих». Это чрезвычайно размытые формулировки, не находите?

— Эту статью вправду чрезвычайно много критикуют за размытость формулировок. Неясно до конца, что подобное оскорбительное высказывание и в чем конкретно оно должно выражаться. В уголовном праве есть понятие беспристрастной стороны преступного деяния . Это постоянно некоторое действие либо бездеятельность. К примеру, если обратиться к составу хищения, то хищение — это потаенное хищение чужого собственности. То все есть ясно.

Что сделал — похитил. Что похитил — чужое имущество. Как похитил — потаенно. Либо, к примеру, был должен закрыть шлагбаум на жд переезде, но не закрыл. Вот оно, криминальное бездеятельность. А тут нет конкретики: что человек должен сделать либо не сделать, чтоб обидеть чувства верующих? Если он колупает в носу, стоя перед иконой, это оскорбительное высказывание? Для кого-либо да, для кого-либо нет. В 148-й статье УК основным является не действие, а некоторый итог, при этом совсем неожиданный.

— Однако все таки следователю, который ведет подобное дело, необходимо что-то обосновывать?

— Необходимо обосновать прямой умысел. Все-же в статье сообщается о очевидном пренебрежении к общественности. Другими словами обвиняемый был должен обдумывать, что колупает в носу в соборе, чтоб обидеть чувства прихожан. Снова же при всем этом он к тому же должен знать, что тут так себя вести нельзя.

— А он сообщит, что не знал.

— Отлично, тогда сотрудник следственных органов напишет обычную формулировку: «не мог не знать». Сошлется на то, что данный гражданин изучал в школе «Обществознание». На практике в таковых делах работает принцип «неведение не высвобождает». Как говорил Ленин, проживая в обществе, нельзя быть вольным от общества. Иной вопрос, что в этом случае закон даже не дает человеку шанса закончить свои деяния. К примеру, он реально не осознает, что его деяния могут кого-либо по религиозным суждениям обидеть.

Однако уже в это время предполагается, что он сделал преступление. Было бы справедливее и закономернее, если б ответственность наступала в то время, когда гражданин увидел очевидную нехорошую реакцию верующих и все равно свои деяния продолжил. К примеру, в соборе к нему подошли и сообщили: «Что вы делаете? Закончите!» А так выходит, что даже приезжий из Уганды, который не знает христианских канонов, испытывает судьбу быть завлеченным за оскорбительное высказывание эмоций верующих.

Орейро

— К слову, об иноземцах. В Сети выплыло фото звезды Натальи Орейро, где она позирует в условиях собора Василия Блаженного. Снимок старый, изготовлен еще перед тем, как «оскорбительное высказывание эмоций» возникло в УК. И все таки Наталье есть чего бояться? Тем паче она гражданство Российской Федерации получила.

— Естественно, с одной стороны, закон оборотной силы не имеет. Однако есть нехорошая практика. Если в социальных сетях болтается что-то, что вы запостили на протяжении нескольких лет назад, вас за это все равно могут привлечь. Суды так делают, мотивируя свои решения тем, что вы не удалили собственный пост, а означает, кто угодно может его найти и прочитать. Другими словами ваше преступление носит длящийся, длящийся характер. Рассчитываю, Наталье Орейро страшиться нечего, однако исключать ничего нельзя.

Оценить статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий

пятнадцать − 10 =