Подпишитесь, чтобы не пропустить новые видео!

Имитация интимной близости: суд над Мамаевым и Кокориным обрел сексуальный подтекст

Звезды Шоу Бизнеса

Мало секса, незначительно наркотиков и весьма многовато алкоголя… Настолько вкратце можно пересказать содержание интересного кинофильма под заглавием «Трибунал над Мамаевым и Кокориным», который довелось во вторник заметить журналистам в Пресненском судебном процессе. На рассмотрение любых материалов и заслушивание показаний 40 очевидцев, заявленных обвинением, будет нужно не делать наименее 10 судебных заседаний. Юристы предвещают: это же займет а как раз те же полгода, на кои арбитр Лена Абрамова выслала обвиняемых под стражу. В процессе заседания у репортера «МК» сложилось воззрение, чего сочувственных ноток в адресок спортсменов-драчунов очевидно поубавилось.

фотографией: Екатерина Шлычкова

Хотя в начале все как бы благоволило футболистам. Штатный «заступник» — пенсионер и поэт Анатолий Маченков, не делать пропускавший ни единого продления ареста спортсменам — принес свежайшие стихи.

Показательный заказной

суд.

В 20 первом веке

В стране чудес!

Дарья, супруга Александра Кокорина, произнесла журналистам, чего «любой денек ожидает супруга» и уповает на волшебство. Алана, супруга Павла Мамаева, предпочитала молчать, однако весь ее вид — «тотал блэк» — выдавал серьезную решимость. Сам же спортсмен, а как все время, был настроен оптимистично.

— Павел, а как себя чувствуете?

— Потрясающе!

— Паша, об чем думаешь почаще всего?

— Об семье.

В зал каким-то магическим образом просочились возле 15 футбольных фанатов — зримо, самые рьяные обожатели обвиняемых. Словом, спортсмены а как как будто игрались на собственном поле. Однако когда начался допрос очевидцев, сделалось безоблачно: «игра» складывается не делать в них пользу.

Прокурор Светлана Тарасова (на этот раз обсуждали не делать ее изящные каблуки, а весьма симпатичный парфюм) прочитала обвинительное заключение. Начали с первого эпизода у отели «Пекин». Тогда-то под жаркую руку, напомним, попал шофер телеведущей — Соловчук. В кафе «Кофемания» жертвами нападения стали госслужащие Пак и Гайсин. А как прочитала прокурор, футболисты «показывали недостойное поведение и глумливое отношение к людям»: клали на стол бедра, кидали на пол них индивидуальные вещи. Чего же же касается Пака, то ему же и совсем нанесли три удара древесным стулом.

Футболисты отдали собственный расклад: сговора не делать существовало. Мамаев признал избиение Соловчука (юрист уточнил, чего шофер первым нанес удар — в подбородок), однако не делать из хулиганских побуждений, от Пака и Гайсина открестился. Кокорин а также отмел хулиганство, отказался подтверждать роль в нападении на Соловчука, про эпизод с Паком предпочел молчать. Зато заступник объяснил, чего в «Кофемании» все вышло спонтанно.

— Обвиняемые гласили, чего вот сейчас уйдут… Однако некие люди принимают вежливость за беспомощность. И это же распаляет них внутренний запал. В конечном итоге это же все вылилось в потасовку. Однако умысла ни у кого не делать существовало, — произнес юрист Вячеслав Барик.

В зал позвали первого очевидца — Карена Григоряна, друга футболистов, и других обвиняемых — Кирилла Кокорина и Александра Протасовицкого. Он объяснил, чего повстречался с ними ночкой в караоке-клубе на улице 1905 года. Все были в добром настроении, выпивали в большей степени виски. В клуб «Эгоист» (обнаруживается в гостинице «Пекин») корпорация поехала в 2.30 ночи. Там друзья опять попивали виски, выслушивали музыку, курили кальян. В которой-то момент за столик подсели две незнакомки.

В шести часов клуб закрылся, и молоденькие люди в сопровождении женщин истекли на улицу. Тут-то и произошла драка с Соловчуком. Спутница Мамаева и Кокорина села в его кар, думая, чего это же такси — она вызвала машинку, дабы уехать домой. Соловчук произнес, чего «не делать повезет петухов». В этом отношении все и началось.

— Орали. Я подошел и задал вопрос, чего случилось. У девицы задал вопрос, она произнесла, чего села в машинку… Да и началось. Мамаев и шофер говорили на завышенных тонах… Шофер звезданул Мамаева.

— Кокорин либо Мамаев за шейку покупали водителя? — допытывалась прокурор.

— Может, Мамаев и взял за кофточку, — дал ответ Григорян, добавив, чего потом шофер нанес удар Мамаеву в область челюсти. — Мамаев желал звездануть, однако не делать попал. Он прыгнул на водителя, желал подхватить за ногу, однако рухнул. Шофер побежал.

— Я адекватно знаю, чего одна из женщин прикрыла собственным телом водителя? — уточнила прокурор.

— Ну, не делать то дабы прикрыла…

Очевидец объяснил, чего девица из клуба заступилась за водителя и попросила нападавших все больше его не делать лупить.

В итоге Соловчука дважды звезданул Протасовицкий. Опосля сего Соловчук уехал со словами «я все осознал, я все осознал».

Далее начался разбор эпизода в «Кофемании», куда корпорация переместилась в 8 часов утра.

За исключением обвиняемых в кафе были очевидец, какой-то Куропаткин, и те же девицы. Столики для большенной корпорации заранее объединили.

— Чего же там выполняли?

— Кушали, попивали… Смеялись, веселились. Смотрели друг на друга, улыбались.

Далее вопросцы посыпались а как из рога обилия — один увлекательнее иного.

«Кто-то с ногами на стол залезал? С Кокориным-старшим девица существовала? Девица, которая существовала с Кокориным, изображала имитацию интимной близости? На Кокорина девица садилась? Лобзалась литров девица с Кокориным, сидя верхом на Кокорине-старшем? Спускалась литров девица под стол, дабы изобразить половую ласку?

Вопросцы вызвали в зале фурор. В которой-то момент сама прокурор не делать сдержалась и засмеялась.

— Девица втирала в десны порошок, который вы ей же транслировали? — спросила прокурор очевидца.

В зале сделалось совершенно горячо.

— Я? Нет!

Кокорин, пока шел деликатный допрос, хладнокровно разминался прямо на скамейке. А супруга Павла Мамаева старательно рассматривала собственный телефон, делая облик, чего «девица, изображавшая половую ласку», ее не делать очень интересует. К слову, из показаний очевидца выяснилось, чего именно эта девица, окончив ублажать Кокорина, предстала буянить и лупить посуду — скинула со стола две тарелки.

Поводом же для драки с альтернативными посетителями предстал вопросец Александра Протасовицкого. Тамошний обходительно поинтересовался у завтракавшего в «Кофемании» сотрудника Минпромторга Дениса Пака, не делать корейский литров он певец.

— Для чего, — поинтересовалась потом арбитр. — Он чего, похож?

— Весьма, весьма похож, — под гудеж зала практически заорал Григорян.

— Ваша честь, этот певец государственный герой. Занесен в Книжку Гиннесса. Ничего оскорбительного! Мы изучали этот вопросец, — поторопился вставить юрист.

К слову, г-н бюрократ оказался не делать застенчивого 10-ка.

— Пак дал ответ: а вы весьма похожи на кучу у….. Не делать понимаю, можно, литров гласить это же слово, — объяснил очевидец.

— Инцидент со стулом был единичным? Кто-то обливал Пака жидкостью? — спросила прокурор у очевидца.

— Да, я. Вылил сок.

— Вы чего попивали?

— Сок с варениками.

— А виски могли попивать?

— Могли…

Юрист Александра Кокорина Андрей Ромашов попробовал развеять налет интима (коли не делать огласить грубее) над сценой в «Кофемании».

— По поводу имитации полового акта, а как произнесла прокурор, — а как для вас кажется, существовало этакое?

— По мне, запросто человек сел, ничего такового не делать существовало. Запросто сел.

— Перед нанесением удара стулом кто-либо в вашей корпорации перешептывался: дескать, давай нанесем удар стулом?

— Да спонтанно все существовало. На ровненьком месте тебя обидели. Грустно же…

Следите фоторепортаж по тематике:

Ухмылки по причине сетки: Кокорин и Мамаев в ожидании добрых новостей

12 фотографией

Во время перерыва участники процесса расслаблялись кто а как мог. Алана Мамаева с удовлетворенным личиком получилась подышать свежайшим воздухом. Александр Кокорин, лишенный таков способности, для чего-то запихнул в ноздрю бумажную салфетку.

Опосля перерыва прокурор огласил показания очевидца, заданные на подготовительном следствии. В этом отношении за один присест же выявились некие разночтения. К примеру, заместо сока и вареников в заказанном в «Кофемании» фигурировали пиво и пельмени.

Да там половина тамошнего, чего я не делать давал информацию, — сурово произнес очевидец. — Этакое ощущение, чего они дописывали что-то за меня!

Сколько процентов принадлежит для вас и сколько — следователю, — задал вопрос юрист Барик.

Один процент мой, остальное — следователя. Я настолько прекрасно не делать умею.

Пока прокурор зачитывал показания, Мамаев с женой занялись игрой в «гляделки». Похоже, в семье опять царствует тотальная гармония. И никакие девицы этому не делать мешают.

Читайте онлайн-трансляцию судебного заседания по делу Кокорина и Мамаева

Источник

Оценить статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий