Мамы мальчугана из «Лосиного острова»и девочки-«маугли» поведали свои версии

Две московские истории, в каких мамы выступили в роли мучительниц родных малышей, потрясли почти всех. В одном случае правоохранители отыскали 6-летнего мальчугана с пакетом на голове и перевязанными скотчем руками в лесу, в другом — брошенную в захламленной квартире 5-летнюю девченку (ее окрестили маугли). Обеим матерям — Надежде Куликовой и Ире Гаращенко — вменяется самая ужасная статья 105 УК РФ — «Покушение на убийство».

СИЗО №6, где находятся подозреваемые. фото: Андрей Коршунов

Трибунал до окончания разбирательства выбрал самую твердую меру пресечения — заключение под стражей. Обе они — в столичном СИЗО №6, правда, в различных камерах. Был велик риск, что в изоляторе им устроят «черную» (заключенные хоть какого пола плохо относятся к тем, кто глумился над детками). Но пока ничего этого не случилось, с обеими все в порядке. В наиблежайшее время их вышлют на психиатрическую судмедэкспертизу.

Обозреватель «МК» и член СПЧ навестила их за сеткой.

«Ищу свидетеля-мужчину с собакой Найдой»

Надежду Куликову (как ее назвали — «мама малыша с пакетом») расположили в маленькую камеру в спецблоке. Непонятно, как ей пришлось бы в обыкновенной, рассчитанной на 40 арестанток. Но любой СИЗО понимает ее историю, ведь телеки есть фактически в каждой камере. «Мы бы ей надели самой пакет на голову, если б к нам заехала», — молвят арестантки. Но почти все устраивать Трибунал Линча не торопятся, поэтому что не доверяют правоохранителям.

дама про условия содержания гласить не желает, отмахивается: «Да все-все отлично здесь. Подкармливают нормально». В ИВС, где Куликова находилась ранее, не было даже полотенца, и она обязана была вытираться свитером.

И здесь же: «Помогите с ребенком!»

— Какого рода помощь для вас требуется? — уточняю я.

— Он на данный момент в Центре им. Сербского, один-одинешенек. Они бабушку к нему не пускают. Помогите, чтоб она с ним была! Я все время думаю, как он там… Вся эта история — некое безумие…

здесь с вами недозволено не согласиться.

— Я обычная, у меня высшее образование — закончила МИИТ. Работала по специальности, инженером связи на РЖД, мне все доверяли, и на данный момент никто из коллег не верует в то, что молвят обо мне в СМИ.

— Возлюбленная работа была, а возлюбленный человек?

— Я в разводе, но дела у нас отличные с бывшим супругом. В крайнее время я живу одна с ребенком на съемной квартире, а ранее жила с матерью и сестрой-двойняшкой и ее семьей.

Надежда в самом начале собственного заключения в ИВС говорила, что вкупе жить было трудно. Не было взаимопонимания с матерью, ссорились с сестрой. Та, по ее словам, не разрешала ребенку есть на кухне и совершенно входить туда, если она там. Мальчишка не осознавал, в чем он повинет. много всякого говорила Куликова про трудности быта и про обиду на маму. Но когда ее расположили в СИЗО — мать стала ее всячески поддерживать. Она передает Надежде передачи, пишет письма, пробует забрать внука из поликлиники.

— Писали, что у вас была травма при родах?

— Не было ничего. Обычные роды. Ребенку в утробе ставили диагноз «гипоксия», но он как бы не подтвердился.

Трудности начались не сходу, а лишь 18 месяцев вспять. Я стала плотно со спецами работать, демонстрировала малыша им. Мы пару раз лежали в Центре психологического здоровья им. Сухарева. диагноз там не ставили, просто писали: «нарушение речи и нарушение поведения». Делали генетические анализы — они ничего не проявили. 13 февраля были на приеме в детской поликлинике на улице 8 Марта (идет речь о психиатрической поликлинике. — Прим. авт.). Там ему прописали еще один нейролептик.

— В садик он прогуливался?

— Мы три сада сменили. Он не слушался там, с ним не могли совладать. А мне про это воспитатели не гласили. В один прекрасный момент предки в общую группу прислали видео — на нем все детки пляшут, а мой в углу посиживает. Я забила тревогу, спрашиваю: почему мой не пляшет? И здесь мне стали говорить…

Воровство, ересь, злостьмог стукнуть меня. И самое ужасное, что ему все это нравится. У нас культ личности малыша, в свои 6 лет он уверен, что все можно приобрести в жизни и что у него все будет.

— Но он же просто небольшой мальчишка!

— Он как-то залез под кровать и не вылезал, пока я не вызвала «скорую» (врачи его вынули). Нас тогда госпитализировали. доктор Римма Викторовна при выписке пожелала мне сил и фортуны. А еще произнесла, что ему нравится находиться в поликлинике, нравится всеобщее внимание к нему…

Я знала, что если до 9 лет все подкорректировать по психике, то ребенок вырастет совсем обычным. необходимо лишь отыскать правильного спеца. Вот я и находила. Я не была ни в котором отчаянии и не желала избавиться от малыша, как представляют следователи. Это неправда! Я готова была вылечивать его, сколько будет нужно. Он у меня один!



фото: АГН «Москва»
Надежда Куликова.

Я ему много времени уделяла, в парки водила, где мы с деревьями обымались. Совершенно учила его доброте и любви к природе. У нас дома живут собака, кошка и крыса. В ноябре он вправду пробовал утопить собаку в ванне…

В отпрыску как будто два человека. Он то обычный ребенок, учит стихи-песенки, то посиживает в углу и качается из стороны в сторону… Поэтому я хваталась за всякую соломинку, ездила по святым местам, к папе Герману на отчитку. Я готова во все была поверить!

— Это намедни того денька, когда его отыскали с пакетом на голове?

— Мы поехали на природу, обыматься с деревьями. Никакого пакета не было! Он вырвался и удрал. Я стала находить всюду. Там был мужик с собакой Найдой (произнес, повсевременно гуляет в этом месте), он помогал. необходимо отыскать его — он очевидец! Он правду скажет. У меня тогда истерика началась, и я при нем звонила по «112». И лишь когда он услышал, что наряд движется, то начал двигаться домой. И позже я 5 часов находила с правоохранительными органами малыша. Где он был? Что, если он попал в руки нехороших людей, и те надели пакет? Когда его отыскали, я смогла лишь обнять — и его забрали… Его изолировали, ему плохо, помогите!

«Мне обещали устроить шоу»

«Она в камере полы по дважды на денек моет! — встречает нас таковыми словами соседка Иры Гаращенко. — А по телеку ее выставляют неряхой и грязнулей. Это неправда!»

В камере две дамы — полная старая пенсионерка и наша «героиня», худощавая, в джинсах, достаточно приятной внешности. Ведает про свою жизнь как бы просто и без утайки:

— Я москвичка, предки погибли. Образование у меня среднее техническое, я спец по интегральным микросхемам. Так что не задумайтесь, что я какая-то неученая алкоголичка. Я, к слову, не пью и наркотики не употребляю, кто бы что ни задумывался. Это на данный момент я Машка-замарашка, поэтому что на физическом уровне и на психическом уровне истощена и случившимся, и поэтому что 5 лет одна с ребенком на руках. Любу я родила осознанно, в 41 год. Какой смысл мне было рисковать самой (1-ые роды в таком возрасте небезопасны для жизни и здоровья), какой смысл было выращивать одной малыша и все силы этому отдавать, чтоб позже его уничтожить через 5 лет?! Мне ведь вменяют, что я уничтожить Любаню желала…

— А кто отец малыша? Он совершенно не помогал?

— Евгений Марков, гражданин Украины, родом из Херсона. Когда Любе было три месяца, его посадили за стычку. Через 10 месяцев он вышел и пропал. Это было в 2014 году. А позже я выяснила, что в 2015-м его депортировали на родину. Связи ни с ним, ни с его близкими нет. Когда он посиживал, мама и сестра-близнец Алина повсевременно мне звонили, беспокоились, чтобы я передачки носила и была в курсе его состояния. А позже я стала не нужна. Все они телефоны сменили…

— Это они желают взять опекунство над вашей дочкой? В Департамент труда и соцзащиты обратились родственники Любы.

— Нет, это не они. Это мои родственники. У меня есть двоюродный брат, но я с ним много лет не общалась.

— Другими словами для вас они не помогали все это время?

— Нет, никто не помогал. Если бы вы знали, как мы с Хоть какой жили! Мы выживали! Я убирала дома, чтоб успевать и за Хоть какой присмотреть, и средства заработать, чтоб она ни в чем же не нуждалась. Вот молвят, что она дикарка. Это чушь: у нас в квартире стояли коробки (готовились к переезду в тот денек) с игрушками, самокат. У нее все-все было! И развивалась она нормально. Заговорила поздно — в три года (уже не словами, а предложениями). В коробке есть книжка ее возлюбленная — азбука, пусть дадут ей, она прочтет все буковкы. Я успела обучить. Считать лишь научилась пока до 10. Возлюбленные ее игрушки — шарики и мячики — могла посчитать. Для чего выставляют все так, как будто она маугли?!



фото: АГН «Москва»
Ира Гаращенко.

— Может, поэтому, что вы с ней не гуляли?

— Вы о чем?! Я гуляла с ней практически любой денек, а пока была грудная — по дважды. И на площадке она с иными детками общалась. Она совершенно компанейская. Понимаете, как ее во дворе называли? Любашка-улыбашка.

— Вы ее нередко одну на день либо даже больше оставляли?

— Нет. Раза 2–3. Укладывала спать и уходила убирать, пищу ей оставляла. Она если пробуждалась, то не страшилась, ожидала маму. Она знала, что мать придет и вкусняшек принесет.

— Но вы осознаете, что оставлять крохотного малыша 1-го — это, по наименьшей мере, рискованно!

— А что созодать? Как жить было? С пьяницами-соседями оставлять? Они и так нам с Хоть какой спать не давали своими посиделками. стол выносили и ставили прямо около лифта и там всю ночь пили. Там в особенности одна есть соседка пьющая, у нее дома два алабая. Участковый про все эти попойки знал, меры не воспринимал.

— А ясли? А детский сад?

— В садик мы желали пойти в наиблежайшее время. А ясли не дали нам. Я пришла в собес, спрашиваю: как попасть? Они мне: «Вы мама-одиночка с одним ребенком, а у нас в очереди стоят даже те, у кого по два-три». И это правда, я понимаю таковых.

— У малыша резинка вросла в кожу — как так? Не было воды, чтоб умываться?

— Покажите мне эту резинку — я не понимаю, о чем речь. Любе нравилось носить украшение с бисером на ленте. Может, про это? Умывались мы, естественно. С сточной канавой, светом и водой были трудности, приходили, отключали за долги. Я платила, но средства куда-то не туда поступали. Позже прогуливалась разбиралась, мне включали коммуникации. На тот момент у нас свет был и вода была.

— А сточная канава? В квартире все было измазано фекалиями…

— Это провокация! Люба прогуливалась на горшок. И для чего ей было бы все вымазывать экскрементами? Со злобы? Она хорошая девченка.

— А хлам откуда?

— Не понимаю. Мы совершенно к переезду готовились. Жить с этими соседями было невыносимо. Я встретила мужчину Дмитрия, он предложил нам с Хоть какой жить у него. Он пенсионер. произнес, что, пока я буду работать, он готов за Хоть какой присматривать. А свою квартиру я собиралась реализовать, приобрести за вырученные средства готовую однокомнатную и сдавать ее, а другие вложить в новостройку ( возводят дом, там на первой стадии можно дешево взять). Так и решили. И, если б не происшедшее, мы с Хоть какой уже жили на новеньком месте, у Дмитрия.

— Что все-таки вышло, по-вашему?

— У меня есть недоброжелатели. Я не про соседей — думаю, это не их рук дело. Еще есть… Я все размышляла. один человек напал на меня с ножиком. Опосля этого у меня травма уха, плохо слышу. Он уголовник, но со связями в правоохранительных органов. Я пришла заявление писать в июне 2017-го, а у меня его не приняли. Позже есть еще три подруги. Хотя не подруги, а знакомые быстрее. Они алкоголички, лечились даже. Мужей у их нет, но есть по ребенку. Я им помогала, убиралась у их безвозмездно, за их детками присматривала. А мне какая разница — с одним гулять на улице либо с 4-мя? В крайнее время я с ними не общалась. Им, наверняка, не нравилось, что у меня Дмитрий возник. Мне иная подружка гласила: «Ты не стала им водку и сигареты носить, не стала мыть их квартиры и глядеть за их детками. Будь готова — будет шоу». Вот, может, это шоу и случилось. Все знали, что ключи от квартиры под ковриком…

Комментарий близкой подруги Натальи (имя изменено по ее просьбе):

— Она следила за собой и ребенком, была чистюлей. Сама, невзирая на томную ситуацию, постоянно помогала остальным, в особенности тем своим приятельницам, у каких были трудности с алкоголем. Когда были трудности у одной из числа тех дам с органами опеки, она посиживала с ее детками, убиралась и готовила там. В конечном итоге малышей у той не забрали. Ира в девченке души не чаяла, считала отрадой на старости лет. Неясно, как все могло произойти то, что вышло… Но я вас уверяю: Люба — обычный ребенок, незапущенный. Я сама ее нередко лицезрела.

— Ира, правоохранители молвят, что накидать горы хлама за несколько часов нереально. Может, все-же вы для чего-то его сами собирали? вдруг это из-за нервного истощения?

— Понимаю, к чему вы клоните. Мне назначили экспертизу в Центре имени Сербского. Мне и дочке. Я читала постановление — 30 дней будут созодать ее. Там еще написано было, что я глумилась над ребенком, душила. На девченке нет никаких царапин! Я так волнуюсь за нее! Она привязана ко мне. Как она там? Сможете узнать и поведать?..

В истории этих 2-ух дам настолько не мало общего, что стоит задуматься. Обе воспитывали малыша без отца, у обеих — сложные дела с родными. Материнство оказалось неподъемной ношей, а психологи и соцработники не забили тревогу и не посодействовали. Кажется, что обе от всей души обожают собственных малышей. Тогда почему попали в такую страшенную ситуацию? Сами ее сделали либо «посодействовали» провокаторы?

на данный момент вся надежда — на психиатрические экспертизы и следователей, которые должны пролить свет на эти разноплановые дела.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *