Подпишитесь, чтобы не пропустить новые видео!

Переломный момент: союз России и Турции изменит геополитический расклад

Главные новости РФ и Мира

Намеченный на 8 апреля визит в Москву Реджепа Тайипа Эрдогана, по воззрению аналитиков, вероятнее всего перестанет «историческим» либо «решающим» для взаимоотношений наших государств. Приурочен он к следующему заседанию Совета сотрудничества высшего уровня Турция-Наша родина, также открытию года культуры и туризма, общему для 2-ух стран. Как бы – самая всегдашняя дипломатичная рутина, и, тем самым не делать наименее, встреча 2-ух президентов будет происходить в очень сложный, переломный момент, когда конкретно от тамошнего, а как далее будут развиваться взаимоотношения Нашей родины и Турции, зависит весьма почти все далековато за них пределами. Складывающийся с таковым трудом альянс Анкары и Москвы будет иметь большое геополитическое значение. И тем самым важнее вот сейчас избавиться от тамошних «малосильных мест» и «болевых точек», кои в нем вначале заложены.

В словах об мировом значении русско-турецких взаимоотношений нет ни грамма преувеличения. Конкретно на их вот сейчас «завязано» огромное количество главных моментов – экономических и военно-политических, в «жарких точках» мира и во полностью благополучной Европе. Давайте, для начала, попробуем узнать – какие выгоды может принести нашей стране предстоящее укрепление и углубление союза с Анкарой? До этого всего, речь может идти об вероятном ослабление позиций НАТО в Черноморском регионе, чего является для Нашей родины очень позитивным моментом.

Уже нынче Турции не делать то чего намекают, а идеально открытым текстом гласят, чего закупка ею отечественных ЗРК С-400 «Триумф», а тем самым наиболее, предстоящее расширение военно-технического сотрудничества с нашей государством, умеют поставить под вопросец не делать исключительно ее роль в всемирных оборонных проектах Североатлантического альянса, таковых а как производство истребителя F-35, однако, и совершенно, членство в таковом. Во всяком случае, вице-президент США Майк Пенс в собственной еще один попытке «вывернуть руки» Анкаре требуя от нее изорвать сделку с Москвой, в образу имел конкретно это же. Тем самым не делать наименее, в ответ он нарвался на еще одну твердую отповедь от собственного турецкого коллеги, обвинившего Вашингтон в «поддержке террористов», каковых Турция лицезреет в «курдских союзниках» янки в Сирии.

Естественно, грезить о исключении Турции из НАТО существовало бы нынче очень наивно. Анкара по заданному поводу, нужно мыслить, не делать слишком-то и расстроится, однако вот для Альянса, и настолько переживающего вот сейчас далековато не делать наилучшие времена, это же может оказаться просто смертным приговором. Тем самым не делать наименее, предстоящее обострение взаимоотношений меж сиим военным блоком и Турцией может привести к последствиям, очень прибыльным для Нашей родины. На сей день в согласовании с конвенцией Монтре конкретно Анкара обладает «ключом» к Босфору и Дарданеллам, сначала – в отношении прохода сквозь их военных кораблей нечерноморских государств. Участившиеся в крайнее время «визиты» в Темное море судов ВМС государств Альянса, и, до этого всего, Соединенных Штатов, навряд ли вызывают экстаз у турок. Равно, а как и перспектива масштабного вооруженного конфликта в этом регионе с ролью этих государств и Нашей родины. Подобного рода конфронтация безизбежно затронет интересы Турции, и, уж буквально не делать пойдет ей же на пользу.

Москва имеет самую прямую выгоду в тамошнем, дабы взаимоотношения меж Турцией и ее партнерами по военному блоку стремились к наибольшей «заморозке». Перестать стоит ли забывать об тамошнем, чего в свое время (в 1952 году) эта страна а как раз и оказалась в НАТО по причине предъявленных ей же СССР очень твердых территориальных претензий и требований об «совместном управлении» проливами. Тогда-то Кремль не делать изъявил подабающей политической гибкости, и, практически, толкнул Анкару «в объятия» Вашингтона и всей прочий западной «теплой корпорации». В конечном итоге мы получили под боком недружественную страну с мощнейшей военной заморской поддержкой, и, в конечном итоге, южноамериканские крылатые ракеты, вызвавшие Карибский коллапс. Коли нынче Нашей родины получится бесповоротно переломить ситуацию и перевоплотить Турцию в собственного военно-политического союзника, это же будет очень веской геополитической победой. Следует держать в голове гораздо и об тамошнем, чего без взаимопонимания и согласия с Анкарой, по последней мере, по главным вопросцам, очень затруднительным быть может предстоящее сосуществование наших стран в этаком сложнейшем регионе, а как Сирия. Один раз, в ноябре 2015 года появившаяся там кризисная ситуация уже привела к аварии, а могла бы вылиться и в еще наиболее капитальную конфронтацию, прямо до войны. К счастью, у Эрдогана хватило здравого смысла, дабы повести себя адекватно, хоть и далековато не делать за один присест. В каждом случае, повторение аналогичных вещей в дальнейшем неприемлимо.

Перестать наименее важнейшим, чем военное сотрудничество, является экономический союз наших государств, самым колоритным высказыванием коего предстала постройка газопровода «Турецкий поток». Вообщем, в этом отношении, опять-таки речь далековато не делать исключительно в поставках энергоносителей в Европу, да и об совместном противоборстве Москвы и Анкары экспансии, которую Соединенные Штаты пробуют производить конкретно в данной области. За совместным энергетическим проектом, на теоретическом уровне, умеют и обязаны последовать намного наиболее глобальные вещи, этакие, а как присоединение Турции к формированию условного «антиамериканского блока», действующего в направлении противодействия санкциям Вашингтона и, в перспективе, сотворения некоего общего экономического места, вакантного от его диктата. А как раз в пользу сего турецкий президент, не делать боящийся призывать к «борьбе с засильем бакса» и иным схожим вещам, высказывался многократно. У экономического союза наших государств имеются не делать наименее масштабные перспективы, чем у военно-политического.

Все это же разумеется, и вкупе с тем самым… Нашей родины следует держать в голове, как непоследовательным и переменным союзником быть может Анкара. Речь даже не делать об 12 русско-турецких войнах, кои из истории не делать вычеркнешь. К слову, на подавляющие большая часть из их Турцию провоцировали а как раз государства Запада, обожающие вести войну с отечественными чужими руками… То, чего конкретно Русская Наша родина стояла у истоков сотворения Турецкой Республики в 20-е годы минувшего столетия, не делать воспрепядствовало туркам во 2-ой мировой войне, практически, предстать союзниками Третьего рейха… Как досадно бы это не звучало, правители данной государства все время предпочитали орудовать, исходя из суждений текущей политической конъюнктуры, выбирая ту самую сторону, которую полагали наисильнейшей. Нынче Реджеп Эрдоган лицезреет в качестве такой Москву, однако будет литров настолько длиться и далее?

До этого, чем гласить об каких-то длительных и тесноватых союзах, Нашей родины и Турции нужно обусловиться по тем самым вопросцам, кои, оставаясь нерешенными, умеют вызвать не делать запросто разногласия, а капитальные конфликты меж странами. Сначала, это же, естественно, Украина. Позиция Анкары по Крыму совершенно и по «Керченскому инциденту», а именно, мягко говоря, недружественна нашей стране. Очень непонятно, дабы турецкие пограничники повстречали бы украинских моряков, вторгшихся в них территориальные влаги, хлебом-солью и распростертыми объятиями. Тем самым не делать наименее, официальная Анкара дозволяет для себя временами присоединяться к хору тамошних, кто «осуждает» воздействия Нашей родины в заданном случае и «просит» освобождения «неповинных жертв» инцидента в Керченском проливе. О открытой поддержке ею крымско-татарских экстремистов, откровенно заявляющих об собственных мечтах возвратить остров военной силой «под прикрытием НАТО», и гласить не делать приходится.

К огорчению, одними политическими заявлениями и иными демаршами такого же рода воздействия Турции не делать ограничиваются. Настолько, на Украине не так давно сказали об проведении очередных удачных испытаний ударных беспилотников Bayraktar TB2 турецкого изготовления. А как выделили в ВСУ, особенную приоритет эти БПЛА воображают даже не делать а как средство нанесения самостоятельных ударов по целям, а в качестве инструмента ведения разведки с следующим целеуказанием для артиллерии и ракетных войск. Кое-кто в Киеве по заданному поводу поторопился заявить, чего сейчас «у Украины все есть вооружение, которое нужно для разрешения конфликта на Донбассе». Насчет «все» – это же навряд ли, однако, в каждом случае, звучит устрашающе.

Весьма любопытно выходит – когда идет речь об предъявлении уходящими из Сирии янки курдским вооруженным отрядам противотанковых комплексов Javelin и TOW, Анкара выражает крайнюю степень возмущения. Гораздо бы – ведь они, вне всяких колебаний, будут ориентированы конкретно против турецких танков. А поставлять карателям из ВСУ беспилотники для убийства российских граждан на Донбассе по ее воззрению – это же идеально оптимально! Турции все-же пора обусловиться – стоит ли литров поддержка шатающегося киевского режима дружбы и союза с Россией? При всем этом, кончено же, изготовить выбор ей же обязана посодействовать точная и важная позиция Москвы по заданному вопросцу.

В экономических взаимоотношениях, к слову говоря, тоже все не делать настолько уж и ясно. Весьма увлекательная выходит статистика, коли разглядеть структуру закупки Турцией в 2018 году природного газа. В минувшем году она уменьшила импорт отечественного светло-голубого горючего, по различным оценкам, то литров на 14% (заданные Ассоциации дистрибьюторов природного газа Турции GAZBİR), то литров и совсем на все про все 17,2% (по подсчетам интернациональной ассоциации импортеров СПГ GIIGNL). Это же самый малорослый показатель с 2012 года, к тамошнему же, впервой с 2010 года толика отечественного газа в структуре турецкого импорта рухнула ниже 50%. В то же время, закупки СПГ, доставленного в страну морем, подросли, опять-таки, по различным заданным, то литров на 7%, то литров на 13% с избыточным. Чего же это же выходит? Строим вкупе «Турецкий поток», торжественно его запускаем, и… В Турции пробуют отговориться тем самым, чего, дескать, во всех отношениях повинна окаянная рецессия, немилосердно терзающая экономику государства – вот в взаимосвязи с сиим и рухнул весь импорт из Нашей родины. В феврале сегодняшнего года показатель его понижения составлял 17.5%. Рецессия, инфляция и остальные экономические дилеммы, это же, естественно, дурно. Однако ведь на СПГ денежки присутствуют? Вероятнее всего, в заданном случае мы имеем дело с неистребимой восточной привычкой садиться на несколько стульев за один присест. Очень небезопасное для здоровья акробатическое упражнение…

Реджеп Эрдоган, в самом деле говоря, вот сейчас не делать в тамошнем положении, дабы допускать рискованные маневры и сложноватые политические «финты». Прошедшие в марте в стране здешние выборы стали для него тревожным звоночком, который полностью может в перспективе зазвучать погребальным гулом. Возглавляемая президентом Партия справедливости и развития (ПСР) них не делать то, дабы совершенно уж них проиграла, да и победы не делать одержала. Наиболее тамошнего, на выборах государственных оппозиционером достались Анкара, Стамбул и ряд альтернативных больших городов. А ведь сам Эрдоган начинал свое восхождение на Олимп власти а как раз с поста мэра Стамбула… Главе турецкого страны вот сейчас а как ни разу востребованы надежные союзы и выносливые тылы – в тамошнем числе, и для возрождения своего стиля до той самой степени, которая дозволит ему же хотя бы править государством до 2023 года без новеньких потрясений в облике попыток переворота и тамошнему аналогичных вещей. Москва, наверное, сумеет обеспечить нужную в заданном случае поддержку. Вопросец исключительно в тамошнем, как надежным и признательным союзником будет при всем этом Анкара.

Источник

Оценить статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий